Now Reading
Вакцины против полиомиелита
0

Вакцины против полиомиелита

by admin13.04.2015

А какое огромное значение имело открытие типов вируса! Это станет ясным, если сказать, что создание иммунитета против первого типа — не означает, что он вызовет невосприимчивость против второго и третьего типов и наоборот. Следовательно, надо создавать иммунитет против всех трех типов вируса. А как это сделать, даже зная их? Прежде всего нельзя забывать, что возбудители полиомиелита это вирусы, выращивание которых на искусственных, даже самых сложных средах, получить невозможно. А без получения чистых культур вирусов нельзя изучать их свойства и использовать для получения вакцин.

Первую вакцину создал американский ученый Джонас Солк. Его вакцина готовилась из вирусов, выращенных на почечной ткани обезьян. Учитывая опасность живых вирусов, он убивал их, таким образом его вакцина была убитой, при сохранении ее иммунизирующих свойств.

Это было уже большим достижением, важным оружием для профилактики полиомиелита. Раньше, чем рекомендовать свою вакцину для массового применения, Джонас Солк проверил безопасность на себе и добровольцах, в частности, студентах, пожелавших принять участие в этом важном эксперименте.

Особо надо отметить, что доктор Солк решил, раньше чем вакцинировать детей, сделать прививки трем своим сыновьям. Итак, вакцина создавала иммунитет, необходимые исследования в эксперименте были проведены, проверка на людях — детях и взрослых сделана и Солк передал метод приготовления вакцины в Министерство здравоохранения США. В условиях капиталистической страны массовое производство вакцины Солка было поручено шести крупным частным фармацевтическим фирмам Америки.

Через некоторое время вдруг возникла страшная беда, которая потрясла автора и родителей 46 привитых вакциной Солка детей, заболевших тяжелой паралитической формой полиомиелита. Волнение охватило общественность страны, ведь прививки уже стали массовыми. С ужасом ждали новых жертв.

Вмешались пресса, радио, телевидение. Прививки были приостановлены, началось расследование и вот что оказалось. Одно из предприятий частной фирмы Куттера, нарушив метод Солка, приготовила недоброкачественную вакцину, содержавшую живой вирус. Таким образом, вместо убитого вируса детям вводилась вирулентная культура вируса полиомиелита. Так возникла печально известная «Куттеровская трагедия» со многими жертвами. После суда и установления причины с Солка и его вакцины было снято обвинение в столь ужасном бедствии.

Ученые восстановили истину и доверие к вакцине, массовые прививки снова были начаты и принесли большую пользу. В «реабилитации» убитой вакцины большую роль сыграли советские ученые. Советские исследователи (М. В. Чумаков и сотр., В. Д. Соловьев, О. Г. Анджапаридзе, О. В. Бароян и сотр.) — писал академик АМН СССР О. В. Бароян, в короткий срок освоили технологию, наладили срочный выпуск вакцины, организовали прививки 8 млн. человек в СССР и детально изучили реактогенность (т. е. реакцию организма на введение вакцины), иммунологическую и эпидемиологическую эффективность вакцины. Все было благополучно, благодаря тщательно разработанной методике и строгому соблюдению условий производства.

Конечно, убитая вакцина была безопасной, но необходимость повышения ее эффективности диктовала целесообразность новых поисков. Опыт подсказывал идею создания живой вакцины, но для этого надо было получить вирусы полиомиелита (разных типов), потерявших вирулентность, но сохранивших высокие иммунизирующие свойства. Эту проблему разрешил Альберт Сэбин.

Как же совершилось это знаменательное событие в иммунологии? Как была создана живая вакцина? Для того чтобы получить вакцину против полиомиелита, которая защищала бы от всех типов вирусов (I, II и III), надо было, обезвредив их, включить в состав вакцины.

Альберт Сэбин добился решения этой весьма трудной задачи разными способами. Тип I был ослаблен так: разновидность вируса, приспособившегося к организму мышей, «пропускали» (пассировали) через кожу, культуры почечной ткани и другие органы обезьян. Тип II, выделенный первоначально от здорового ребенка, «проводился» через кишечник обезьяны шимпанзе. Тип III пассировали через культуры тканей почек и семенников обезьян.

Сейчас все это кажется таким «простым», но сколько труда, времени и, наконец, таланта понадобилось, чтобы получить ослабленные вирусы и приготовить вакцину! Перед Сэбиным, как и раньше до него создателями других живых вакцин, стояли извечно мучительные вопросы. Какова стойкость новых свойств у вирусов? Не вернется ли их вирулентность?

Сначала были поставлены опыты на животных. Все было благополучно, а произойдет ли возврат вирулентности вирусов в организме человека?

И вот снова… опыты на себе, а затем Сэбин вакцинирует своих дочерей, а это значит еще одна драматическая страница иммунологии, а вернее для Сэбина, дни и недели тяжелых ожиданий и тревог. Ведь детям впервые вводился живой ослабленный вирус полиомиелита. Решалась судьба здоровья детей, судьба открытия, судьба вакцины… Нужна была стойкость ученого, твердость духа человека и отца, верившего в свою идею и безукоризненность экспериментов.

Посвятив изучению полиомиелита много лет, ученый сделал еще одно важное открытие. Установив, что вирусы при этом заболевании поражают головной и спинной мозг (а отсюда и паралич), он обнаружил их в кишечнике. Здесь вирусы обитают, размножаются и, проникая в мозг, вызывают полиомиелит. Так не воспользоваться ли этим обстоятельством, этим естественным путем проникновения вируса в организм человека, и не вводить ли живую вакцину через рот? Мысль оказалась счастливой и предопределила правильное направление дальнейших исканий, новые открытия и внедрение вакцины против полиомиелита в широкую практику. В этом огромную роль сыграли известные советские ученые Михаил Петрович Чумаков и Анатолий Александрович Смородинцев.

В Москве был создан научно-исследовательский центр (институт по изучению полиомиелита) и после углубленного изучения вирусов проведена исключительная по своему масштабу профилактическая работа, приведшая к победе над полиомиелитом в нашей стране.

Не следует, однако думать, что путь наших выдающихся ученых М. П. Чумакова и А. А. Смородинцева в борьбе за вакцину был устлан розами и не обошлось без драматических ситуаций. Это далеко не так. Новое всегда рождается в муках, за него надо бороться. Не только у мужественных исследователей, но и у их оппонентов было одно желание, чтобы новая вакцина была высоко эффективной и абсолютно безвредной для детей. Ведь вакцина была живой. Готовилась она из живых невирулентных вирусов полиомиелита. И первый, естественный вопрос, который возник и который поставили перед Чумаковым и Смородинцевым, а не произойдет ли"в организме превращение укрощенных вирусов в опасных? Не восстановится ли вирулентность? Не получится ли вместо иммунизации и победы над полиомиелитом огромное бедствие — массовое заражение детей этой страшной болезнью? Ведь необходимо было иммунизировать многие миллионы детей. Об этом твердили оппоненты и требовали доказательств. К этому стремились также Смородинцев и Чумаков.

Нужно было иметь, помимо убежденности ученых в правоте своей идеи, проверенной в бесчисленных экспериментах на животных и на себе, еще много мужества. Смелость и высокое чувство гражданского долга перед своей Родиной и миллионами детей поддерживали ученых в их нелегкой борьбе за вакцину. Они думали больше о великой гуманной идее, нежели о себе и огромной ответственности, которую взяли на себя, идя на массовую вакцинацию.

Ставились все новые и новые опыты на чувствительных животных. В опыт брались различные животные, вводились им большие дозы живого ослабленного вируса полиомиелита, переводили из одного организма в другой и результат неизменно был хорошим — животные не заболевали. Ученые прекрасно понимали, что доказательство безвредности вируса даже для организма обезьян — это очень важное доказательство, но что будет при введении вируса в организм человека? Ведь полиомиелит — это тоже одна из печальных «привилегий» человека. Итак, как бы ни убедительны были опыты на различных животных и даже на обезьянах, а более убедительными будут опыты на человеке. У ученых не было ни сомнений, ни колебаний в том, что опыты надо ставить прежде всего на себе. И эти опыты Михаил Петрович Чумаков и Анатолий Александрович Смородинцев поставили на себе.

Примеру своих учителей последовали ученики и сотрудники. Все шло благополучно. Уверенность возрастала, но полного покоя не было. А где гарантия, что вирус не станет вновь жестоким после того, как он неоднократно пройдет через организм? Иначе говоря, достаточно ли одного пассажа, а, быть может, восстановление вирулентности произойдет у новых поколений вирусов через несколько пассажей. Надо проверить и это. Анатолий Александрович Смородинцев, пишет А. Б. Путков в своей книге «Укрощенный вирус», вновь принял дозу живой вакцины. Вирус, прошедший через его кишечный тракт, затем был высеян на питательную среду. Появилось новое его потомство, из которого изготовили следующую порцию вакцины. Смородинцев принял и ее. Опять посев, и опять прием. Так двенадцать раз. Нет, и двенадцатое поколение вируса не стало вирулентным и не потеряло своих иммуногенных свойств. Вирус не «одичал».

Михаил Петрович Чумаков также много раз принимал «лошадиные дозы» вакцины, чтобы убедить других в безопасности живой вакцины. Это было и в условиях эксперимента на себе и в процессе внедрения вакцины в практику. Раньше, чем вводить вакцину детям, он перед медицинскими работниками, проводившими вакцинацию, принимал ее сам.

Ученые и особенно их научные «друзья-противники» ставили все новые вопросы. Конечно, опыты на животных и ученых на себе весьма убедительны, но… Для кого, спрашивали они, предназначена вакцина — главным образом для детей? Ведь хорошо известны возрастные особенности детского организма и возрастные особенности их нервной системы! Полиомиелит и нервная система! Важнейшим в этом страшном заболевании и является поражение центральной нервной системы и преимущественно детей раннего возраста. Нельзя не сказать, что это был важный вопрос и не такой уж праздный. Конечно, у ученых было много доказательств безвредности, иначе они и не подумывали бы о массовой вакцинации детей.

Но вопрос был поставлен и на него надо было дать ответ, а как? Нельзя без волнения и чувства глубокого уважения к ученому читать о том, как поступил Анатолий Александрович Смородинцев в этом случае.

…Выхода не было, писал об этом А. Б. Путко. Какой-то ребенок должен был первым принять живую вакцину против полиомиелита. Анатолий Александрович Смородинцев решился, он привил вакцину своей любимой внучке. Во имя здоровья миллионов детей это сделал человек, который лучше, чем кто-либо представлял последствия возможной неудачи. Он не любит говорить о том, что было пережито им в те дни. И не удивительно. Едва ли этот случай нуждается в каких-либо комментариях. Понять это по-настоящему может лишь тот, кто сам способен на подвиг. Вслед за Смородинцевым дали принять своим детям живую вакцину, и другие вирусологи ленинградского и московского институтов. Ни один ребенок не заболел.

Еще одна, полная драматизма, страница истории изучения полиомиелита была перевернута. Это была большая победа советских ученых, людей с горячим сердцем.

Впереди были новые трудности, но это были трудности победного шествия к полной ликвидации детского эпидемического паралича.

Оставался еще один важный этап — разработка рациональной методики приготовления вакцины, применения на практике и изучения эффективности. Это было также блестяще выполнено Чумаковым и Смородинцевым. Для успеха иммунизации необходимо было вакцинировать не только все детское население страны и юношество до 20-летнего возраста, а при некоторых условиях и людей более старшего возраста. Иначе говоря, надо было создать сплошной, массовый иммунитет против полиомиелита, но одного этого было недостаточно. М. П. Чумаков выдвинул идею массовости прививок в сочетании с одновременным проведением их в короткие сроки. И это было сделано. Только советскому здравоохранению оказалась под силу такая организация прививок, ведь вакцинировать в короткие сроки надо было многие десятки миллионов людей.

Ваша эмоция
Нравится
0%
Интересно
100%
Не понятно
0%
Я в шоке!
0%
Злость
0%
Плачу
0%

Leave a Response

12 − три =